coshevka (coshevka) wrote,
coshevka
coshevka

Categories:

Ностальгические крымские заметки


Этим путевым заметкам 2 года. В 2007 году мы впервые съездили в Симеиз. Впечатление было прекрасное, о чем я и поведала своей приятельнице, написав письмо-дневник. И теперь, когда мы снова побывали в Симеизе, я, перечитав свои записки, поняла, что самое главное я уже рассказала об этом месте, и, по-моему, хорошо. Так что я решила, наконец, разместить это все в журнале с соответствующими фотками, а потом уж дополнить новыми впечатлениями. Хотя за два года не столь уж многое изменилось…

Итак.

В Симеиз мы собрались, в общем-то, случайно. Была идея – поехать в Крым, во-первых, потому что давно там не были (я – так 25 лет), соскучились, во-вторых – потому что Димка всю зиму болел, его нужно было прогреть, покупать в морской водичке. При всем при том он, как всегда, ехать не хотел, ворчал, что, мол, денег нет, страшно оставлять мать одну в Москве и т.д. Так что я, боясь лишний раз поднимать тему, втихаря готовилась к поездке, прикидывала, куда и когда поехать, и, в конце концов, узнала от NN про Симеиз. «Место во всех смыслах крутое», -  сказал он. И, самое главное, дал адресок и телефон хозяйки, у которой отдыхал в прошлом году. Это и решило дело. Я поймала себя на том, что с годами потеряла авантюрную жилку – не люблю ехать незнамо куда и без обратного билета. Предпочитаю купе… Старею, стала любить комфорт. Короче, я позвонила хозяйке, мы быстро договорились (жилье оказалось довольно дешевым), и Димка сдался – мы поехали в Симеиз. С Лехой. Не знаю, насколько тебе знакомо это место. Поэтому на всякий случай сообщаю, что это самая южная оконечность Крымского побережья, в 20-ти примерно километрах от Ялты. Горы и море. Красота. Ложкой дегтя в бочке меда приятных ожиданий стал звонок моего племянника Сереги: «Чего-то вы вдруг собрались в Симеиз? Вы разве не знаете, что это летняя столица сексуальных меньшинств?» Оп-с… Впрочем, мы с Димкой люди в этом плане довольно терпимые, авось как-нибудь. Тем более что никто, кроме Сереги, про эту сторону Симеизского курорта не рассказывал. А сам он там никогда не был.

Поезд у нас был до Севастополя. Раньше туда, кстати, поезда не доходили, город был закрыт. И сейчас там одноколейка. Но этот кусок дороги от Бахчисарая до Севастополя невероятно живописен. Рельсы проложены посреди гор, поезд то и дело ныряет в туннели (мы насчитали шесть туннелей!), кругом нависают скалы, поросшие цветущим кустарником. Уже перед самым Севастополем вдруг увидели пещеры в горах, потом – церкви, колоколенки прямо в скале – какой-то монастырь. (Приехав в Крым, купили путеводитель и узнали, что это Свято-Климентовский монастырь, что в Инкермане).



Вообще, я была в

 

Вообще, я была в восторге от увиденного – впервые оказалась в Крымских горах, ей-Богу! До этого мне довелось побывать только в степной части полуострова, в Евпатории (мы туда ездили все мое детство). Из железнодорожных впечатлений еще запомнилось – украинская граница (впервые для нас обоих) - ночью, невероятно вкусная и дешевая черешня, купленная уже на гривны у тетки в Мелитополе, веселый и обаятельный проводник, которому мы часть этой черешни скормили. И – увы! – здесь же, в поезде, мы узнали о смерти отца Георгия Чистякова.

В Севастополе  мы оказались в четвертом часу дня. Подъезжая к городу, поезд шел вдоль морской бухты, видны были доки и корабли.


 

Наконец, приехали на вокзал. Было непривычно жарко и совершенно непонятно, куда идти. Нам сказали, что до Симеиза тут ходят маршрутки, надо найти автовокзал, до него добраться с тяжелым чемоданом. В общем, когда нас начали окучивать местные бомбилы, мы долго не кочевряжились и сели в машину к симпатичному загорелому мужичку лет 50-ти. И не пожалели потом об этом. Мужик оказался – прелесть, коренной житель Крыма (крымчак?), влюбленный в эти места. Прежде всего, он отвез нас в очень выгодный обменник (потому что на вокзале курс гривны просто грабительский), потом покрутился по Севастополю, показав нам красивые места, а дальше всю дорогу работал экскурсоводом, комментируя все то, что мы видели за окном машины. Дорога сначала шла между гор, а потом вывернула к морю. Здесь наш водитель остановился и предложил нам погулять минут десять и сделать фотки. Мы оказались возле бухты Ласпи – тут, на обрыве над морем, на огромной высоте устроена смотровая площадка. Вид открывается такой, что дух захватывает.  
 

Представь теперь еще, что Леха никогда не видел Черного моря, и тут перед ним раскинулась эта бесконечная синева. Наверно, когда эти места были дикими, впечатление было еще сильнее. Теперь же здесь, что называется, злачное место. Сувениры, шашлыки, пиво. Тут же, правда, стоит часовенка. И принято сюда, как нам рассказал наш водитель, приезжать в день свадьбы и распивать, а потом и разбивать бутылочку шампанского на счастье. Поэтому весь обрыв усеян осколками зеленого стекла. Вот такие контрасты, но, в общем, все это мелочи. 

После бухты Ласпи дорога идет все время вдоль моря. Очень высоко над морем, а с другой стороны – горы. Это главная, самая южная гряда Крымских гор и самая высокая. Я в восторге от их красоты, никогда не думала, что они такие высокие, настоящие, древние, величественные. На некоторых вершинах лежат облака. 

 

Все здорово, только очень страшно ехать, потому что дорога идет серпантином, как и положено горной дороге, а наш водитель ведет машину со скоростью 100-120 км/ч (я посматриваю на спидометр с ужасом). Здесь все так ездят. Я могу судить об этом по едущим впереди машинам, которые твердо держат дистанцию, не давая себя догнать. Уговариваю себя, что наш водитель очень опытный, он каждый день возит по этой дороге десятки людей, но все равно сижу, вцепившись обеими руками в сиденье. Димка потом признается, что с ним было то же самое. Не боялся только Леха. Перед самым Симеизом водитель показывает нам гору Кошку – главную примету Симеиза, доминанту здешнего пейзажа. «Только с этой точки она больше всего похожа на кошку», - говорит он. И правда, похожа гора на лежащую кошку – голова, выпуклая спина, загривок, покрытый шерстью. 

А когда начали приближаться к поселку, сходство стало уменьшаться. Вблизи так и вовсе не похожа. Так что мы потом, спустя несколько дней, специально возвращались на эту точку дороги, чтобы снять гору Кошку в наиболее кошачьем ее виде. (К слову сказать, название горы никак не связано с ее внешним видом. Оно происходит от тюркского «Кош-Кая», что означает «скала для выпаса». «Кош» - пастбище, «кая» - скала. Крымские татары - очень практичный народ.  Это потом гора и ее название обросли легендами, но возраст этих легенд – лет 200, не больше, а сами они не выдерживают никакой критики).

Наша хозяйка ждала нас у лесенки, ведущей во двор. Симеиз – маленький, это так называемый поселок городского типа, никаких многоквартирных домов, только коттеджи, не больше 2-х этажей. И весь этот городок расположен на отрогах горы Кошка. Так что он и вправду крутой, образует террасы над морем. Для машин -  дорога серпантином, для людей – лестницы, спрямляющие путь. И почти в каждый двор тоже ведет своя лесенка, либо вниз, либо вверх. Это мне очень нравилось.  



 
 

У нас – типичный южный двор: крыша-навес, увитая виноградом, посреди двора – небольшой круглый бассейн, в тени фруктовых деревьев стоят столики и скамейки. А вокруг – домики и сарайчики, все это густо населено отдыхающими всех возрастов.





 

В таком дворе очень уютно, но, как мы быстро поняли, довольно шумно – днем здесь носится орава детей, вечерами допоздна сидят взрослые. Сидят и ночами, тем более что ночи стоят лунные, яркие, теплые.


А впрочем, жилье нам очень понравилось – нас поселили в одной из комнат хозяйской квартиры (сами они на время курортного сезона перебрались в подвальчик!), у нас есть умывальник, туалет, холодильник. Я даже не рассчитывала на подобную роскошь. К тому же хозяйка потрясающая чистюля, это видно по всему. Сама наша комната – это такое семейное гнездышко, очень подходящее для молодоженов: ковры на полу и стенах, огромная двуспальная кровать, эротичное постельное белье с огромными красными сердцами, красное бра на стене. Правда, сбоку невзначай притулился маленький диванчик для Лехи. Нашу хозяйку зовут Татьяна, это очень симпатичная женщина моего примерно возраста, удивительно светлокожая для здешних мест. Родом она из-под Орла. А вот муж у нее местный, загорелый, как и все крымчаки, часто бывает навеселе, а вообще милый. Не знаю, работает ли он где-либо, возможно, у него был отпуск, но почти всегда он был дома, а Татьяна ходила на работу почти каждый день, а когда возвращалась, начинала прибирать, мыть, стирать, чистить. У них двое детей – сын лет двадцати и девочка-подросток. Как и у большинства местных, главное их занятие – устройство отдыхающих в курортный сезон. Надо сказать, что Татьяна не ходит на автостанцию с дощечкой «Сдаю жилье», но комнаты у нее не пустуют. Помимо квартиры у них есть еще куча пристроек, и все довольно хорошо, добротно сделано. И еще очень остроумная система накопления воды – в Крыму ведь часто с ней перебои, а у нас проблем не было, потому что на всех крышах стоят огромные баки с водой, у них конструкция, как у бачка в туалете. Если вода в водопроводе вдруг иссякает, довольно долго можно пользоваться водой из такого бака. А вообще, надо сказать, меня восхищает, что в таком горном месте исправно функционирует водопровод. Он здесь довольно старый – его построили в девятнадцатом веке по заказу основателя местного курорта Мальцова. Специально приглашенный им инженер спроектировал также дороги и весь план поселка. А потом, когда все это построили, Мальцов начал продавать участки под дачи и пансионы. Это был курорт для людей не богатых, но с достатком. Кстати, горячо любимый мною Рахманинов здесь жил, у его жены тут была дача. Она есть и сейчас – дача Сатиной, но я ее не нашла. Расцвет Симеиза дореволюционного пришелся на конец XIX – начало XX века. Тогда здесь были построены знаменитые симеизские виллы, о которых теперь можно прочитать в каждом путеводителе. Многие здания действительно оригинальны и романтично красивы, построены в стиле русского модерна с, я бы сказала, крымским акцентом (так, во многих зданиях, таких, как вилла «Мечта», отель «Селям» чувствуется очень сильное мусульманское влияние).  
Отель "Селям" 
Дача Субботиной  
Вилла "Мечта" 
 

Мы, гуляючи вечерами по поселку, разыскали самые знаменитые постройки. Увы, сейчас они просто в плачевном состоянии. Многие здания почти полностью разрушены изнутри, сохранились только стены. 
Вилла "Ампир"    
Вилла "Камея"
  
Вилла "Ксения
 
Пансион "Большой Богдан" 
 

После революции они были отданы различным санаториям и домам отдыха. Хозяев, кто остался, достаточно жестоко выгнали, многих расстреляли. Наверное, сначала вся роскошь внутреннего убранства сохранялась, в сталинское время курорт процветал и всячески поддерживался, а потом постепенно все стало приходить в упадок. А сейчас, конечно, у всех этих санаториев просто нет денег, чтобы восстановить принадлежащие им здания. И стоят развалюхи неприкаянные, а рядом частный сектор селит курортников в трансформаторных будках (честное слово, я сама видела!). 

Наиболее повезло вилле Мальцова, она стоит почти на самом берегу, в ней сейчас разместился детский санаторий. Вокруг виллы – чудесный парк, возле самого дома стоят два огромных дерева, если верить путеводителю – это секвойи, привезенные хозяином сюда совсем молоденькими деревцами.  

 
Дача Мальцова 
 

Еще там есть замечательный бассейн, сделанный в виде Крымского полуострова, с названиями городов, с дорогами, соединяющими эти города. Это берег бассейна, а сама вода, конечно, Черное море. 

Все эти вещи мы открывали для себя постепенно, в первый же вечер, спустившись к морю, мы увидели впервые Симеизский пляж. Неповторимость этому месту придают три (вообще-то сейчас уже две) скалы, стоящие у самой воды.

Одна из них – Дива (по старым справочникам – Дева), эта скала с юго-запада представляет собой отвесную стену высотой 40 метров и стоит она прямо посреди моря. Впрочем, пробраться к ней можно по камням, оставшимся от другой скалы, стоявшей здесь когда-то и называвшейся Монах. Она встречается на старых фотографиях, похожа на такой каменный палец, отдаленно – на фигуру монаха в клобуке. Скала эта треснула во время знаменитого Ялтинского землетрясения, а в 31-м году сильный зимний шторм (волны, говорят, были высотой 10 метров!) окончательно ее разрушил. Так что теперь там только груда камней, но если через эту груду перелезть, то можно выйти к основанию каменной лесенки, вырубленной на склоне скалы Дива и ведущей к самой ее верхушке.   

Когда на второй день мы вышли к этой лесенке, то я, к стыду своему, поняла, что лезть по ней боюсь: первые десять метров висят практически в воздухе и не имеют перил – перила попросту отвалились от ветхости, а чинить их никто не думает. Итак, я не полезла, Димка же преодолел себя и поднялся, хотя потом признался, что было страшно. Вообще же на этой скале все время была куча народу – не все же такие трусы, как я. Я наблюдала с пляжа, как они поднимаются, как преодолевают этот участок. Некоторые шли очень смело, как бы играючи, другие же ползли на четвереньках, а спускались на попе. Но они поднялись! За что я их очень уважаю. Зато я залезла на другую скалу – Панею. Она стоит уже на берегу, сразу за тем, что осталось от Монаха и перед «мордой» Кошки. Даже при первом взгляде на скалу видно, что на ней сохранились остатки каких-то древних сооружений – это развалины генуэзской крепости.  

К сожалению, здесь эта крепость сохранилась не так хорошо, как аналогичная в Судаке. Когда же поднимаешься на скалу, то оттуда открываются чудесные виды, прежде всего, на западную сторону, которая снизу, конечно, не видна. И там можно увидеть еще одну скалу Симеиза, называется она  «Крыло лебедя», и, действительно, похожа на птичье крыло.   
Вид скал Дива и Крыло Лебедя с воды. 

Вокруг этой скалы лежит куча огромных камней, настоящая каменоломня, - это следы грандиозного обвала с горы Кошка, случившегося во время того же Ялтинского землетрясения. Но, говорят, если проявить терпение и перелезть через все эти глыбы, то у моря вас ждут самые уютные пляжи. Старожилы Симеиза ходят только туда. А еще, по слухам, именно там любят отдыхать нудисты и те самые голубые, о которых говорил Сергей. Но мы на эти пляжи так и не смогли пробраться, а в других местах никаких следов сексуальных меньшинств мы не нашли. Мы же в первые дни ходили на основной, цивилизованный пляж, хотя там было очень много народу. Плюсы этих пляжей в том, что здесь относительно удобный вход в воду (относительно, потому что места здесь в принципе каменистые), есть лягушатник, лежаки, тенты и возможность в любой момент купить пива. Но уже на третий день многолюдье стало невыносимым, и мы отправились на поиски других мест. На западе мы пробраться к пляжам не смогли, главным образом из-за Лехи – не бросать же парня, а он лезть по скалам категорически отказался. И мы отправились на восток, где нашли достаточно приличный и не очень людный пляж. Там лежат большие камни, на которых удобно расположиться, в одном месте они образуют некое подобие кресел, именно это место мы и облюбовали.

Здесь был не очень хороший заход в воду, но приспособиться можно, зато потом удобно плавать, в воде тоже много больших камней, на которые можно залезть отдохнуть, а с одного, самого большого, стоящего метрах в 50-ти от берега, народ любил прыгать.
 

 

Спустя пару дней мы обнаружили, что нас окружают одни и те же люди, так что мы уже здоровались друг с другом, как добрые знакомые. Рядом с нами отдыхала симпатичная хохляцкая пара лет 60-ти, чуть дальше – двое стариков-ветеранов. Один из них – с палкой, ноги у него были, как клешни, и мы помогали ему спуститься в воду, палку свою он оставлял в камнях, а сам плавал, как тюлень. Деды любили играть в картишки.

С другой стороны ближе к обеду приходили дедушка с внуком, они очень любили бросать камни в воду и в прибрежные скалы. Когда камень ударяется о скалу, он разбивается на кусочки, им очень это нравилось… С той же стороны дальше была молодая пара, тоже с Украины. Ребята не умели плавать и купались возле берега, держась за камушек. Здесь, на этом пляже, было тихо, можно было слушать море и часами наблюдать за тем, как волны разбиваются о камни. Особенно это было здорово, когда штормило. В то же время это был еще не совсем дикий пляж, потому что сюда все-таки доходили продавцы всяких вкусностей. У них можно было купить моллюсков, кукурузу и ягоды – малину, смородину, шелковицу. Мне очень нравилось, как они сервируют шелковицу – насыпают в стаканчик, заливают соком, а потом в верхние ягодки втыкают несколько деревянных палочек – чтобы не запачкать рук, когда ешь. А Лехе особенно полюбились шашлычки из тушеных мидий – 15 гривен за штуку. Димка же налегал на кукурузу . 

Продолжение следует.
 


 

Tags: Дорожное, Крым, архитектура, море, природа, путешествия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments